Нефтяной кризис играет на руку молодым специалистам Сахалина

Вот уже полтора года как нефтяные компании по всему миру затянули пояса, и наш регион - не исключение. Сокращение затрат в первую очередь касается персонала. Оно и понятно, экономить на людях всегда проще, да и вообще, менее рискованно. Впрочем, жителям Сахалина из этого можно извлечь и плюсы, ведь сегодня сахалинские нефтяные компании меняют кадровую политику.

Еще в 2013г. по запросу «сокращения в нефтяной отрасли» Google выдавал ссылки на словарь технических аббревиатур. Массовые увольнения не снились в кошмарных снах даже работникам HR. Во времена «нефтяного изобилия» рядовой сотрудник любой компании, имеющей отношение к извлечению углеводородов, не боялся за свое место. На это просто не оставалось времени. Работы было по горло. Равно как и денег в индустрии.

Наш регион со своей небогатой историей эксплуатации шельфовых проектов никогда не знал больших проблем. Кризис 2008г. обошел сахалинскую «нефтянку» стороной. Да и вообще, у нас тут всегда была своя атмосфера. Транснациональные гиганты, здешние локации которых имеют статус center of excellence, повышенная техника безопасности, огромные бюджеты, высокие технологии, впервые используемые в мировой нефтяной отрасли. Мало кто знает, но так завелось, что Сахалин часто является пилотной площадкой для внедрения всевозможных изобретений – от обновленного интерфейса какой-нибудь базы данных до новейших приборов для геофизических исследований скважин. Самые длинные в мире скважины, самая большая на планете морская платформа…

Начиная с девяностых, мы не знали существенного и долгосрочного спада активности на нашем шельфе. Новые сотрудники требовались постоянно, как в добывающих, так и в сервисных компаниях. Сахалин испытывал жесткий дефицит кадров, и проблема эта решалась просто – новобранцев привозили из Томска, Москвы, Тюмени, Уфы и т.д. Представители HR выезжали во все российские университеты с презентациями программ развития молодых специалистов и стажировок на рабочие специальности. Ежегодно проводились ярмарки вакансий, способствующие трудоустройству выпускников нефтяных специальностей. Но все это было по ту сторону Татарского пролива. На выпускников местных вузов особо не ориентировались, и редкому сахалинцу удавалось заполучить престижную должность в хорошей фирме.

Оно и понятно, куда нам, с таким-то уровнем конкурентоспособности выпускников материковских вузов на рынке труда. Что такое СахГУ по сравнению с университетами Уфы, Томска, Тюмени! Конечно, если в условный «Эксон Нефтегаз Лимитед» на собеседование придет выпускник СахГУ и продемонстрирует все необходимые навыки и знания, готовность к усердной работе, мотивацию и желание развиваться, то его с удовольствием примут в команду. Но в целом, давайте не будем обманывать самих себя, сахалинские дипломы не котируются.

Эйфория студентов от осознания факта присутствия в регионе компаний с мировым именем по окончании учебного заведения как правило сменяется бескомпромиссной реальностью – хорошую работу найти будет не так просто, как казалось. Сухая статистика - ребята с дипломом СахГУ редко устраиваются в западные корпорации на инженерские должности, все они в основном оседают на рабочих специальностях. Ну а те, кому не удалось пробиться в иностранную компанию, либо трудятся в российских компаниях за меньшую оплату, либо и вовсе не нашли себе места в индустрии.

Вообще, нефтяная отрасль в плане кадров всегда была очень мобильной. Здесь выживали либо прирожденные космополиты, либо те, кто в них превратился в процессе карьеры. Больше никому не были под силу постоянные переезды и многочисленные культурные шоки. Каждый сотрудник мультинациональной компании мог за 10 лет оказаться назначенным на работу в пяти-шести совершенно разных государствах, переезжая из страны в страну вместе с женой и детьми. Все это требовало от работодателя дополнительных затрат, ведь ему необходимо было предоставить работнику жилье, оплачивать перелеты и выдавать повышенную заработную плату.

Сейчас на фоне сокращения затрат нефтяной топ-менеджмент по всему миру единодушен – при наборе персонала любой квалификации предпочтение отдается местному населению. Проще говоря, еще три года назад гражданин любой страны мог принять участие и победить в конкурсе на должность где-нибудь в Саудовской Аравии, Катаре или Шотландии. Сегодня же, когда без работы по всему миру сидят около 250 тыс. специалистов – именно такое количество людей, по данным рекрутерской фирмы Hays, попало под сокращение с момента падения цены на нефть – рынок диктует иные правила. И если, к примеру, на проект в Казахстане завтра потребуются инженеры по бурению, уже никто не станет привозить их из США, Франции, России и т.д.

Примечательно, что 20 мая в СахГУ прошел бизнес-день «Сахалинской Энергии». Заметьте, впервые со времен создания консорциума. Несколько специалистов HR-отдела презентовали студентам программы развития молодых специалистов и стажировок на рабочие специальности. По сути, «Сахалинская Энергия» сделала в СахГУ то же самое, что совершала до этого из года в год в других вузах России. И это не может не оцениваться как переориентация на местный рынок кадров. Очевидно, что компания решила пересмотреть политику подбора персонала, дабы уменьшить расходы на оплату перелетов, предоставление квартир и т.д.

К слову, «Сахалинская Энергия» -  не единственные, кто сменили курс. Этот список пополняется многими компаниями нашего региона. Ведь экономить хочется всем, а в нынешних условиях это становится особенно актуальным. Засим впору порадоваться за сахалинских выпускников-2016 – ведь на наших глазах у них растут шансы быть трудоустроенными в международные компании на высококвалифицированные должности. 

нефть нефтяники сахалин нефтяной кризис работа карьера,
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии