Сахалинцы покидают остров в поисках новых возможностей

В последние годы на Сахалине наблюдается устойчивый отток населения.  В целом причина перемены места жительства понятна и естественна – стремление человека к новым возможностям.

Нашими респондентами стали сахалинцы, уехавшие «на материк»  (в другие регионы России) и зарубежные страны от двух до десяти лет назад. В основном все они получили высшее образование, имеют семью, работу и считают, что жизнь их складывается благоприятно. Каждый из собеседников без долгих размышлений сказал, что на Сахалин возвращаться не планирует.

РОССИЯ

Мнения людей сошлись на том, что им на острове стало тесно жить. В первую очередь здесь они чувствовали ограниченность в культурном и образовательном плане. Сахалинцы стремились не только к исторической архитектуре, выставочному и театральному разнообразию, но и к более высокому уровню культуры в общем понимании – чистоте подъездов, качественному обслуживанию в кафе, порядочному поведению людей на природе. Нельзя утверждать, что они нашли или найдут всё это на новом месте. Но их желание уехать свидетельствует о готовности и сформированной потребности изменить свою жизнь к лучшему.

Наталья, 38 лет, менеджер по персоналу, Санкт-Петербург: «В Петербурге появилось ощущение бесконечных возможностей и причастности к чему-то большому. В любой выходной можно запрыгнуть в поезд или автобус и укатить узнавать что-то новое. Это свобода!»

Наталья, 32 года, техник-ортезист, Санкт-Петербург: «Тут я могу выбрать, на какой спектакль идти, а в Южном можно было сходить только на тех, кто приехал. И, как мне помнится, дорого было там, я не могла себе позволить театров»

Александра, 30 лет, сомелье, Москва: «Люблю сорваться после работы в полночь в книжный магазин. Вот чего мне крайне не хватало на Сахалине, так это возможности просто прийти и купить нужную книгу, а не ждать доставку почтой»

Анна, 32 года, редактор на ТВ, Белгород: «Мы приехали сюда за стабильностью: начиная с сейсмоустойчивости, чёткой смены календарных сезонов и заканчивая отлаженной системой инфраструктуры. Помню, меня удивило обилие больших, полноценных автобусов и пандусов на улицах Белгорода. А ещё поразили цены на сахалинскую рыбу, которая стоила здесь гораздо дешевле, чем в месте вылова»

Было бы наивно полагать, что большие города встречали отважных провинциалов с радушием. Одна из собеседниц показала свою трудовую книжку. На втором году столичной жизни во вкладыше оставалось лишь несколько пустых страниц – сама книжка была полностью исписана. С улыбкой девушка отметила приобретённое умение компактно хранить свои вещи и оперативно собирать их в случае очередного переезда в другую съёмную квартиру, а иногда – комнату.

Александра, 30 лет, сомелье, Москва: «В один день я осталась без жилья, работы, отношений и денег. Москва бьёт тебя наотмашь, тем самым собирая воедино и мобилизуя все внутренние активы. “Выйти из зоны комфорта” – это выражение в точности характеризует жизнь в Москве».

Наталья, 38 лет, менеджер по персоналу, Санкт-Петербург: «Иногда такая ностальгия охватывает, что прямо сию секунду купила бы билеты. Но достаточно съездить домой в отпуск на пару недель – и стремглав летишь обратно в Питер. На острове хорошо: друзья, родные, бывшие коллеги. Но... сахалинская зашоренность, очень медленный прогресс, даже в чём-то откровенная отсталость и нежелание развиваться, лень, хамство, грубость всюду – всё это уже не совместимо с моей нынешней жизнью».

Наталья, 32 года, техник-ортезист, Санкт-Петербург: «Первые полгода я рыдала в подушку и думала, что же я натворила! куда приехала, зачем!? Квартиру на Сахалине продала – назад дороги не было. Решила, если комнату не куплю, то поеду бомжевать в Европу».

Но и после всех пережитых злоключений островитяне по-прежнему остаются верны своему выбору. Никто из них не сказал, что нынешнее место жизни лучше Сахалина. Просто новый дом – другой и в нём комфортнее, чем в старом. Все собеседники признавались, что очень скучают по острову, и тут же погружались в ностальгические воспоминания. Эти эмоции в основном касались родных, друзей и детства. С теплом люди отзывались о море, сугробах, метелях и даже о корейской кухне.

ЗАРУБЕЖЬЕ

С переездом за пределы России все сложности, ожидающие эмигранта, приобретают дополнительную специфику. В какие бы хорошие условия он ни попал, неизбежен сложный и долгий период адаптации, во время которого предстоит подстроиться под культуру новой страны, её климатические и бытовые условия. Везде его ожидают повседневность и житейские сложности. На расстоянии всё кажется намного привлекательнее.  

Оксана, 33 года, менеджер по развитию проектов, ОАЭ: «Очень быстро теряется культурная связь с Россией. Здесь никто не отмечает 8 Марта или Рождество в январе – все эти праздники проходят мимо. Я даже родной язык стала забывать»

Анастасия, 26 лет, финансист, Германия: «По родине тоскую время от времени, по родителям, друзьям, но здесь у меня тоже есть друзья и новые увлечения: скалолазание, горный велосипед, зимой - горные лыжи и скитуры. На Сахалине этого практически нет»

Анна, 32 года, бизнес-вумен, Казахстан: «В связи с политической атмосферой в мире мы не планируем жить ни в России, ни в Турции. Казахстан сейчас для нас перевалочный пункт»

Иностранные собеседники говорили о доступности получения международных образовательных грантов для способных студентов с обязательством отработать в родной стране в течение нескольких лет. Для них открытым остаётся вопрос, почему остров Сахалин нельзя сделать по-настоящему цивилизованным, так как человек ищет не столько красивую и дикую природу, сколько комфорт и безопасность?

САХАЛИН

Народная мудрость говорит: «Где родился, там и пригодился». На удивление, никто из собеседников не согласился с этим утверждением. Подобные поговорки устаревают как нечто оправдательно-мотивирующее. Индивидуальный мир человека значительно расширил свои границы и стал гораздо более требовательным, чем это представляли себе наши далёкие предки.

Владимир, 42 года, пенсионер МВД, Калининград: «Судя по месту, где я родился на Сахалине, я более всего пригоден для того, чтобы пить водку и браконьерствовать. Не совсем согласен с таким своим предназначением».

Наталья, 32 года, техник-ортезист, Москва: «Для меня родина – это не Сахалин, а в целом Россия. Поэтому я считаю, что в своей стране пригодилась. Мне очень нравится то, чем я занимаюсь. Главное, что это приносит пользу людям».

Анна, 32 года, редактор на ТВ, Белгород: «Мой главный долг − это долг перед семьёй, перед моими родителями и детьми, а значит, сейчас я там, где и должна быть. Сахалин моего детства всё равно не вернуть. Сахалин теперешний − это повод тревожиться (судя по новостям последних лет), радоваться (читая письма родных), а ещё − посмотреть на остров и островитян со стороны, по-чеховски, но в более широком контексте, и любить его с новой силой».

О будущем островной молодёжи на Сахалине респонденты рассуждали довольно оптимистично. По их общему убеждению, на острове есть что развивать, и есть люди с активной жизненной позицией, способные это делать. Всегда и везде всё зависит от человека. Разница только в том, сколько нужно приложить усилий и потратить времени.

Ностальгические воспоминания были и будут всегда. Они свойственны человеку также, как свойственно ему и стремление к новым возможностям. Но люди, покинувшие Сахалин пять-десять лет назад, не были готовы ждать своего шанса слишком долго, их молодость проходила, они хотели дышать полной грудью здесь и сейчас. 

переезд Сахалин Россия материк зарубежье
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии